tambovlib@gmail.com
тел: (4752) 72-77-00

Понедельник — суббота: с 10 до 18 ч.

Воскресенье — выходной

Статьи и литература

Клуб любителей книги
19-е заседание

Девятнадцатое заседание клуба любителей книги

Девятнадцатое заседание клуба любителей книги

Документы ГАТО о родственниках А.С. Пушкина
Сообщение Г.И. Ходяковой

Тамбовскими краеведами выявлено немало материалов, на основе которых опубликован целый ряд статей и заметок о связях А.С. Пушкина с нашим краем. Для дальнейшей разработки этой темы представляют несомненный интерес некоторые документы, хранящиеся в Государственном архиве Тамбовской области (ГАТО).

Среди них выделяется обстоятельностью исследования рукопись председателя ТУАК А.Н. Норцова о поездке в 1643 г. предка поэта - Г.Г. Пушкина, бывшего в то время елатомским воеводою, в составе посольства в Польшу.

Малоизвестные факты содержит «Дело о дворянстве полковника и кавалера Юрия Алексеева сына Пушкина» от 1801 г.

Ю.А. Пушкин, старший брат Марии Алексеевны Ганнибал (бабушки поэта по матери), после смерти отца владел Покровским имением Липецкой округи, ныне с. Покровское Петровского района. Жена его - Надежда Герасимовна Рахманинова - родная сестра бригадира И.Г. Рахманинова, получила в качестве приданого с. Красиловку Козловского уезда, что в 25 верстах от Покровского. В общей сложности у Ю.А. Пушкина и его жены было 130 душ крепостных крестьян.

В литературе встречаются сведения о том, что у Ю.А. Пушкина и его жены было трое детей. Из имеющегося в «Деле...» прошения Н.Г. Пушкиной о внесении ее в «Родословную дворянскую Тамбовской губернии книгу» видно, что детей было пятеро: Александр, Михаил, Анна, Анастасия и Екатерина. Они приходились двоюродными братьями и сестрами матери поэта, Надежде Осиповне.

К прошению приложены жалованные грамоты от 12 марта 1676 г., по которым «Иоанн и Петр Алексеевичи пожаловали стольника Петра Пушкина за его многую службу в дворянский род и вотчинами», а также Указ, данный в 1746 году 11 ноября из Государственной военной коллегии капитану Алексею Федорову сыну Пушкину (прадеду поэта). В нем, в частности, сказано, что «от роду ему 29 лет, в службу вступил из Шляхетскова в 1730 году, был при дворе государыни пажом, а после ее смерти определен в кадетский корпус, откуда выпущен прапорщиком, определен в драгунский полк, произведен в квартирмейстеры. По болезни отставлен от службы капитаном с рангом».

После смерти Юрия Алексеевича имение в Покровском поступило в ведомство Липецкой дворянской опеки, а в 1818 году было поделено между наследниками.

Документы дела «О продаже земли полковницы Надежды Пушкиной за претензию подполковника Митрофана Сеченова» показывают, что к этому времени хозяйство в Покровском пришло в упадок. М.С. Сеченов (коллежский советник, заседатель Тамбовской палаты гражданского суда), муж одной из дочерей Ю.А. и Н.Г. Пушкиных - Анастасии и опекун имений Надежды Герасимовны, видимо не совсем честно распоряжался получаемыми доходами. Н.Г. Пушкина под заемные письма вынуждена была взять у своего зятя 2 тыс. руб. В срок она не смогла вернуть деньги, Сеченов подал в суд, и тяжба затянулась. Она продолжалась и после смерти Н.Г. Пушкиной, о чем свидетельствует «Дело по Указу правительствующего Сената о владенных девицею Екатериной Пушкиной деньгами» за 1838-1841 г.г.

Екатерина Юрьевна Пушкина жила вместе с матерью в Покровском. После смерти матери она подала жалобу на затянувшееся ведение дела по иску Сеченова, требуя его завершения. Обращалась она с прошением и на имя губернатора А.А. Корнилова - бывшего товарища А. Пушкина по лицею. Дело дошло до Сената, который признал его законченным.

В деле «Дополнительное производство о дворянстве рода Пушкиных» есть упоминание об Александре Сергеевиче Пушкине, «умершем в 1837 году и оставившем детей» и его младшем брате «Льве Сергеевиче, служившем в войсках на Кавказе».

В фонде межевого отделения Тамбовского Губернского Правления хранится план дачи с. Покровского с подробным описанием земель.

Перечисленные архивные документы, часть которых известна лишь узкому кругу краеведов, ждут своих исследователей для тщательного изучения.

Пушкиниана в моем собрании
Сообщение Н.А. Никифорова

Собрание - это отдельные, разрозненные экспонаты, собранные по крупицам в единое целое. Но все эти крупицы должна связывать единая тема. Любая дорога начинается с первого шага, любое собрание - с первого экспоната. Экслибрис Н.А. Никифорова

У меня это вышло неожиданно: когда я уже прошел большой отрезок пути, то обнаружил направление, в котором я иду. На моей дороге много пунктов, куда я направляюсь - собрание мое многоплановое.

В год 1962-й, в пору моего увлечения организацией всевозможных литературных выставок из меого собрания (а этот год совпал с датой 125-летия со дня гибели А.С. Пушкина), решил принять участие в юбилейной выставке областной научной библиотеки. Без особых усилий собрал, что было под руками, и оказалось не так уж мало: редки прижизненные издания, журналы, где публиковались произведения А.С. Пушкина, Скудновская медаль, жетоны дореволюционные, марки, открытки, рисунки художников на темы пушкинских произведений - все это едва разместилось в двух обширных витринах. После выставки стал собирать не только «пушкинское», но и все, связанное с ним. Те, кто не знает труда собирателя, могли бы сказать, что мне везло и даже очень. Появились раритеты, изданные у нас и за рубежом, личные вещи поэта: светильник из петербургской квартиры, солонка няни из Михайловского, столик из «нащекинского домика». Когда погибла шатровая сосна, то из ее древесины были сделаны сувениры и подарены избранным пушкинистам. Таковой был прислан мне С.Л. Львовым. На описание того, чем пополнилась моя «Пушкиниана», потребовался бы объем брошюры, а если еще написать историю вещей, как они пришли ко мне - объем книги в десять печатных листов. Если это собрание разместить, то потребуется большой шкаф, на полках которого стояли бы бюсты, барельефы, сувениры из многих пушкинских мест, а самое главное - книги, альбомы, засушенные цветы, веточки тоже «пушкинские».

Я рад, что мне удалось собрать памятное, связанное теперь в «Пушкиниану», которая неотъемлемо входит в собрание с такими именами: Лермонтов, Дельвиг, Маяковский, Есенин, Румянцева и другие.

Пушкиниана в экслибрисе
Сообщение А.С. Чернова Девятнадцатое заседание клуба любителей книги

Один из самых первых, если не первый, книжный знак с упоминанием имени великого поэта относится по свидетельству старых исследователей экслибриса В.А. Верещагина и У.Г. Иваска к концу XIX века - это книжный знак лицея.

Большой интерес вызывают и книжные знаки владельцев библиотек, близко знавших Пушкина, а нас особо интересуют тамбовские владельцы. Известно, например, что декабрист Лунин использовал рукописный экслибрис. О некоторых тамбовских экслибрисах, владельцы которых знали Александра Сергеевича Пушкина уже сообщалось на предыдущих заседаниях, поиск остальных продолжается.

Бурное развитие Пушкинана в экслибрисе получила в наши дни, о чем свидетельствует большое количество выставок, множество оригинальных решений художниками этой темы и пристальное внимание к ней коллекционеров.

Девятнадцатое заседание клуба любителей книги

Девятнадцатое заседание клуба любителей книги

Комментарии читателей

Всего комментариев: 0

Вы можете оставить свой комментарий:

*Ваше имя:
E-mail:
Страна, город:
*Комментарий:
* :

* - обязательно для заполнения
Ваш E-mail будет доступен только администратору сайта.


Мы используем технологии, такие как файлы «cookie», которые обеспечивают правильную работу сайта.
Продолжая использовать сайт, вы даете согласие на обработку файлов «cookie». 152-ФЗ «О персональных данных». Принимаю