tambovlib@gmail.com,
tambovlib@cult.tambov.gov.ru
тел: (4752) 72-77-00

Понедельник – суббота: с 10:00 до 18:00
Выходной день: воскресенье

Статьи и литература

«Как книга нашлась...»
(о юргенсоновском издании «Упражнений» Ш. Ганона под редакцией В. И. Сафонова)

Не так давно к нам в сектор музыкально-нотной литературы пришла читательница и попросила: «Найдите мне всё, что у вас есть про Василия Ильича Сафонова 1». Конечно, мы осмотрели фонды, подобрали литературу. В этом году исполнилось 160 лет со дня рождения выдающегося человека своего времени, пианиста-виртуоза, педагога, дирижёра, строителя нового здания Московской консерватории Василия Ильича Сафонова. Девушка писала курсовую работу, приходила не один раз. Но вот исследование закончено, книги разложены, каталожные ящики поставлены на места...

Однако, бывает так, что уже после того, как читатель завершил свой исследовательский труд, интересные издания по теме сами обнаруживаются в тех местах, где и не ожидаешь их найти. Так случилось и в этот раз.

Студентка ТГМПИ им. Рахманинова пришла за сборником упражнений Шарля Луи Ганона 2, одним из самых известных и распространенных среди пианистов сборников музыкальных упражнений для развития беглости пальцев. И вот, в стопке различных изданий, вдруг находится одно, очень интересное, потёртое, уже побывавшее в руках переплётчиков, не полное, всего 64 страницы...

Это сборник Ш. Ганона «Пианист-виртуоз в 60-ти упражнениях» оригинального издания П. Юргенсона 3 под редакцией и с предисловием В. Сафонова.

Василий Ильич сам был прекрасным пианистом и, кроме этого, выдающимся педагогом, воспитавшим целое созвездие знаменитых исполнителей, таких как Александр Скрябин, Николай Метнер, Матвей Пресман, Елена Бекман-Щербина, Розина Бесси-Левина, Александр Гедике, Елена Гнесина, Марк Мейчик, Леонид Николаев, Иосиф Левин.

Сафонов понимал значимость работы над фортепианной техникой и ценность упражнений, развивающих беглость пальцев. Об этом свидетельствуют техническая выучка его учеников и их мнения о значении упражнений, высказанные в работах по основам фортепианного искусства и в их воспоминаниях. Так, например, у Иосифа Левина 4 читаем: «Учащиеся должны знать гаммы во всех мажорных и минорных тональностях, знать их буквально „вдоль и поперёк“ <...>...чтобы пальцы инстинктивно следовали правильной аппликатуре в любом месте любой гаммы. <...> Гаммы — это музыкальная таблица умножения. <...> Поверьте, сколько бы вы ни упражнялись в гаммах, этого может быть слишком мало, но никогда не будет слишком много». 5

Работа над техническим мастерством занимает у пианиста немалое время. В этом могут помочь 60 упражнений Ганона. В предисловии к своему учебному пособию автор уверяет, что после его освоения, когда все упражнения «будут выучены в совершенстве, то при ежедневном проигрывании их в продолжение некоторого времени, трудности исчезнут, как бы по волшебству и играющий приобретёт чистоту и ровность, присущие настоящим артистам».

Другой ученик Сафонова, Леонид Николаев 6 вспоминает, что «прежде в консерваториях при переходе с младшего курса на старший был технический экзамен, включавший много заданий. Так, в Московской консерватории нужно было все „Упражнения“ Ганона знать наизусть и играть во всех тональностях» 7.

Несмотря на то, что Василий Ильич Сафонов был директором консерватории, великолепным исполнителем и знаменитым педагогом (в Московской консерватории фортепианный класс Сафонова был одним из лучших), он до конца своей жизни совершенствовал технику игры. Вот воспоминания об этом одного из его учеников:

«Сафонов последние годы жизни играл в ансамблях. Играл с необычайным совершенством, виртуозно владея звуком. Я спросил его:

Вы занимаетесь, Василий Ильич?

Конечно, — ответил он. Оказалось он играл упражнения Таузига...» 8

Сафонов и сам составил пособие для развития фортепианной техники «Новая формула. Мысли для учащих и учащихся на фортепиано», впервые изданное в Лондоне в 1915 году, а в России изданное только в 2007 году.

Упражнения Ганона пользовались большой популярностью среди пианистов. В предисловии к изданию Сафонов замечает, что в течение пяти лет сокращённое издание этих упражнений разошлось в количестве 15 тысяч экземпляров (!), что и побудило выпустить эти упражнения новым полным изданием.

На то, что Сафонов понимал ценность этих упражнений, косвенно указывает и его замечание, сноска внизу 4 страницы нашего издания: «NB. Обратить внимание на заключительный текст в конце III части перед приложением». К сожалению, в нашем экземпляре не хватает последних листов, но мы приведём этот текст по другому, современному изданию сборника Ганона, вышедшему в 1998 году в Санкт-Петербурге (тиражом всего в 500 (!) экземпляров): «Теперь, когда ученик выучил весь этот том, он знаком с самыми большими трудностями техники; но если он хочет в действительности воспользоваться плодами своей работы и стать подлинным виртуозом, он должен в течение некоторого времени ежедневно проигрывать этот том от начала до конца; только тогда он усвоит все эти трудности. Для проигрывания всего сборника требуется один час. Это небольшая работа по сравнению с теми громадными выгодами, которые из нее следуют. Величайшие артисты вынуждены ежедневно в течение нескольких часов повторять некоторые упражнения, чтобы сохранить свою технику. Таким образом, нельзя считать преувеличенным наше требование — играть эти упражнения ежедневно по одному разу, если хочешь стать виртуозом».

1Василий Ильич Сафонов (1852–1918) — русский пианист, педагог, дирижёр, общественный деятель. С 1885 г. — преподаватель Московской консерватории, с 1905 г. — её директор; постоянный дирижёр симфонических концертов Московского отделения РМО, много гастролировал как дирижёр и аккомпаниатор. С 1906 по 1909 гг. — главный дирижёр Нью-Йоркского филармонического оркестра и одновременно директор Национальной консерватории в Нью-Йорке.

Выдающийся педагог (20 лет заведовал фортепианным классом Московской консерватории) и методист (работа «Новая формула» получила высокую оценку специалистов и сохраняет свое значение до сих пор). Среди учеников Сафонова — А. Н. Скрябин, Н. К. Метнер, Л. В. Николаев и др. Оказал влияние на А. Б. Гольденвейзера, К. Н. Игумнова. В дирижёрской деятельности развивал традиции Н. Г. Рубинштейна, был пропагандистом и исполнителем новой музыки (А. Н. Скрябина, А. Т. Гречанинова, Р. М. Глиэра и др.) . Сыграл важную роль в музыкальной жизни Москвы и России начала XX века.

2Шарль Луи Ганóн, правильнее Анон (C. L. Hanon) (1819–1900) — французский пианист, органист, педагог. Учился в Парижской консерватории у Ш. В. Берио (сына Ш. О. Берио). Автор этюдов и инструктивных пособий для фортепиано, в т. ч. известного сборника «Пианист-виртуоз...» («Pianiste-virtuose. En 60 exercices»), элементарной фортепианной методики («Méthode élémentaire de piano»), руководства по аккомпанементу («Système nouveau pratique et populaire pour apprendre à accompagner...») и др.

3Пётр Иванович Юргенсон (1836–1903/04) — русский музыкальный издатель. Открыл в Москве музыкальную торговлю, с 1861 г. издавал ноты. В 1870–1903 гг. приобрёл ряд музыкальных фирм Москвы, Петербурга, Риги, Одессы. В 1897 г. открыл отделение фирмы в Лейпциге. Юргенсон издал многие сочинения русских композиторов; первый и почти единственный издатель произведений П. Чайковского.

4Иосиф Аркадьевич Левин (1874–1944) — русский пианист и педагог. Ученик А. Г. Рубинштейна, позднее учился (вместе с С. В. Рахманиновым и А. Н. Скрябиным) у московского педагога Н. С. Зверева. В 1892 г. окончил Московскую консерваторию по классу фортепиано у В. И. Сафонова. В 1895 г. стал победителем 2-го Международного конкурса пианистов и композиторов на приз А. Г. Рубинштейна (в Берлине). В 1902–1905 гг. — профессор Московской консерватории, до 1914 г. жил в США, преподавал в Джульярдской музыкальной школе в Нью-Йорке. С 1906 г. гастролировал во многих странах Западной Европы и в Северной Америке, завоевав мировую известность. Левин — один из крупнейших пианистов-виртуозов 1-й половины 20 века.

5Левин, Иосиф. Основные принципы игры на фортепиано [Текст] / ред., пред. и прим Г. М. Когана : пер. с англ. З. Л. Кулик. – М. : Музыка, 1978. – С. 21-22.

6Леонид Владимирович Николаев (1878–1942) — советский пианист, педагог, композитор. Народный артист РСФСР. Доктор искусствоведения. Ученик В. И. Сафонова (фортепиано), М. М. Ипполитова-Иванова и С. И. Танеева (композиция). С 1909 г. — преподаватель Петербургской консерватории по классам фортепиано и композиции. Создатель одной из советских пианистических школ. Среди учеников: Д. Д. Шостакович, В. В. Софроницкий, М. В. Юдина, С. И. Савшинский и др.

7Выдающиеся пианисты-педагоги о фортепианном искусстве [Текст] / вступ. статья, сост., общ. ред. С. М. Хентовой. – М.-Л. : Музыка, 1966. – С. 122, 123.

8Там же.

Комментарий: Сноски 1, 2, 3, 4, 6:

Музыка : Большой энциклопедический словарь [Текст] / гл. ред. Г. В. Келдыш. – М. : НИ «Большая Российская энциклопедия», 1998. – 672 с.

Музыкальная энциклопедия [Текст] . Т. 1-6 / гл. ред. Ю. В. Келдыш. – М. : «Советская энциклопедия», 1973–1982 гг.

Комментарии читателей

Всего комментариев: 7
Бекар
11.12.2013 06:39
Данные о том, что Василий Сафонов разыгрывался на упражнениях Таузига спорно, источники указывают опус 740 Черни. И какой позор, назвать Сафонова ВИКТОРОМ!!!!
Ольга (ТОУНБ)
11.12.2013 11:08
Уважаемый Бекар! Благодарим за внимательность, опечатку исправили.
Дарья
16.12.2013 20:22
Доброго времени суток, Бекар. Уточните источник, пожалуйста.
Бекар
27.12.2013 18:34
я не совсем правильно выразился, Василий Ильич сам играл и широко использовал в педагогической практике упражнения Таузига, но разыгрываться предпочитал на Опусе 740 и ми минорной фуге Баха. Источник



Выдающиеся пианисты-педагоги о фортепианном искусстве [Текст] / вступ. статья, сост., общ. ред. С. М. Хентовой. – М.-Л. : Музыка, 1966. – С. 123.
Дарья
21.01.2014 14:53
И снова я с Вами не соглашусь. Если быть достоверными и следовать, все-таки, воспоминаниям Николаева, то Сафонов именно "любил", а не "предпочитал". На мой взгляд, эти слова имеют _разные_ значения. Слишком часто в гуманитарной среде от интерпретаций рождаются мифы. Эдак можно уверить всех, что Сонечка потому и Мармеладова, что Федор Михайлович мармелад сильно любил :) Но, вернусь к статье. Николаев в своих воспоминаниях прямо нигде не говорит, что одни упражнения Сафонов играл чаще других. Он лишь свидетельствует о разнообразии всяческих приемов и упражнений, способов и вариантов.

P.S. Разве он обещал жениться? Он только любил. И сейчас любит. [Токарева Виктория. Своя правда // «Новый Мир», 2002]

Я сам… я очень люблю Гомера, но, признаюсь, впрочем, предпочитаю ему Виргилия. [М. Е. Салтыков-Щедрин. Господа ташкентцы. Картины нравов (1869-1872)]
Bekar
03.02.2014 16:40
сударыня, Ваша цель показать свою эрудицию. Вам дело нет до того, что я прохожу со студентами Сафонова упражнения, и нет дела до того, что например ученица Сафонова Розина Левина указывала приоритет Этюдов Черни 740, хотя это конечно не совсем важно, гаммы ведь тоже надо играть, особенно в ритмических вариантах самого Сафонова.

Ну и конечно Вам ну совсем все равно, что я по педагогической линии удален от сафонова лишь тремя профессорами....

Удачи Вам
Дарья
12.02.2014 15:53
Милостивый государь! Благодарю Вас за то, что сочли меня эрудированной. Приношу свои глубочайшие извинения, если мои замечания как-то задели Ваши педагогические и человеческие чувства. Но, смею заметить, что люди искусства в _научной сфере_ (сноска 1) и не только, склонны к трактовкам, преувеличениям и интерпретациям сведений, событий и фактов в _свою_ пользу (сноска 2). Ведь это же не естественные науки, где можно провести опыт и оценить полученный результат, верно? Если же мы пытаемся вести _научную дискуссию_ (осмелюсь предположить, что это все-таки дискуссия, а не выяснение того, кто авторитетнее и умнее), то тут помогут только факты, и попытка на их основе сделать более-менее адекватные выводы.





Я глубоко уважаю и ценю труд музыкантов и музыковедов, педагогов музыкального искусства, и не только музыкального. Они делают большое дело, часто не задумываясь о собственной выгоде. Поверьте, _мне не все равно_.





Сноска 1. Если можно таковой назвать искусствознание.


Сноска 2. Видимо, в этом повинны психологические, или, может быть, даже психосоматические особенности трудящихся в сферах искусства. Трудно быть адекватным и необидчивым, когда эмоциональная составляющая развита так сильно. К тому же, мы утеряли ту систему домашнего и классического образования 18-19 вв., благодаря (а, может быть, вопреки :)) которой смогли состояться прекрасные ученые и выдающиеся музыканты одновременно.








PS. Кто бы мог подумать, что простая опечатка вызовет такие бурные дискуссии. :)

Вы можете оставить свой комментарий:

*Ваше имя:
E-mail:
Страна, город:
*Комментарий:
* :

* - обязательно для заполнения
Ваш E-mail будет доступен только администратору сайта.


Мы используем технологии, такие как файлы «cookie», которые обеспечивают правильную работу сайта.
Продолжая использовать сайт, вы даете согласие на обработку файлов «cookie». 152-ФЗ «О персональных данных». Принимаю