tambovlib@gmail.com
тел: (4752) 72-77-00

Вторник, среда, пятница: с 10:00 до 19:00
Четверг: с 11:00 до 20:00
Суббота — воскресенье: с 10:00 до 18:00
Выходной день: понедельник

Статьи и литература

Отрывок из романа Алексея А. Шепелёва
«ECHO»

***

Мы шли в Пушкинскую библиотеку через рынок. Центральный вавилун — самое людное место города. Жара, толчея, убогия просят милостыню, бычье лезет, разбрыкивая всех, на своих как бы крутых такчках куда не попадя, грузчики тоже с тачками и тоже разметают всех выкриками «Дорожку!», какие-то турчаны и ромалы тыкают тебе «Золото, доллары», кругом продается всякая иностранная суррогатная дрянь, которая с радостью всеми раскупается — за ради чревоугодия раскупается и не имеет никакого отношения к пище духовной (например, к самогону) и вдобавок на каждом углу орет самая голимейшая попса. В общем, призрак площади, рынка, от которого сразу хочется залезть в призрак пещеры.

Прямо перед нами к колонке прошествовал человек-бомж, одетый, так сказать, единственно в некий бредень. Бородатый, скрюченный, черный, обросший, он с жадностью пил воду, по-видимому, ледяную. Как уже сообщалось, одежды на нем было не очень много — только непомерно растянутые совковые детские или женские колготки (у меня года в три-четыре такие были). Колготки были натянуты до груди и там еще подвязаны какой-то проволокой, особенно большие клетки-дырья были в обвисшей тазобедренной области, трусов не было. Мы вдруг застыли в непонятном состоянии, остановились и даже не говорили друг другу ни слова — мы не могли ни удыхать, ни обсуждать, ни восхищаться, ни сочувствовать. В странной зачарованности и молчании мы проследовали в подвернувшуюся рыгаловку «Погребок», находившуюся, как и полагается, в подвале. О. Фролов унизился, пресмыкнулся, отворяя мне дверь и кланяясь при этом до земли, но я не входил. Тогда мы одновременно влезли в двери (нестерпимо захотелось выпить) и одновременно воскликнули:
— Вот твой прототип! (я)
— Вот мой идеал! (О.Ф.)

Тут-то мы и удохли, прямо в рыгаловке. Взяли по кружечке, но было ясно, что такое потрясение чудным видением бомжа и бреденя требуется хорошенько залить от змия. О. Фролов выпросил вторую — я особо не противился, так, для проформы — традиции следует блюсти. Две кружки — это критическая масса, то есть, простите, доза. Надо, необходимо было решиться на большее, а денег-то мало и надо в библиотеку. Пока я истерически расплевывался со своей старой и больной совестью, О. Фролов, надоумленный, наверно, своим внутренним баранделем (таковой есть и у меня), говорит: дай, сынок, денег и ты щас поразишься! Я уже поразился сегодня, отвечаю. Сам думаю: чем же он сможет меня удивить — весь ассортимент я знаю наизусть. Поразишься, отвечаю, говорит. Нет, Саша, навряд ли. Поразишься, говорит, не менее чем от бреденя. Я представил довольно много еды для закуски, купленную за малую сумму, которой я располагал — всегда хочу есть, что поделаешь… Где-то читал, что желудок участвует в мыслительном процессе - в качестве, так сказать, филиала мозга и на глубинно-подсознательном уровне, конечно, — основываясь на собственных наблюдениях, полностью с этим согласен… Можно взять по соточке и два бутера с ветчиной… или один с сыром и чебурук… или же…

Когда он приволок бутылку «Старославянской» и стакан газировки, я аж потерял дар речи. Казалось даже, что все окружающие смотрят на нас с бесплощадной площадной иронией - мол, вот дураки-чудаки, ну давайте, попробуйте, назвались груздем — пейте до дна. О. Фролов зверски сорвал зубами неудобную пробку, картинно разлил в стаканы — непривычно помногу — и мы, красуясь как актеры в шекспировской драме, поднимая бокалы, как будто в них налит был яд, чокнулись и выжрали.

Несколько слов про напиток: сей есть самый отвратный, с неприятным вкусом одеколона, 35 градусов и более, с обязательными последствиями в виде разной тяжести отравлений (даже для людей бывалых), если пролить его на стол, то на другой день получается липкое пятно - как медом намазали… Несколько лет назад, когда благородный напиток сей только появился, а мы учились на первом-втором курсах, он был весьма популярен, в том числе и в нашей среде. К тому же дешевый. Вскоре (через полгодика) мы раскусили его вредоносное воздействие (я, в частности, серьезно злоупотребив именно им аж в трех компаниях за один день — день рожденья, — чуть не сдох). Вообще-то он называется «Новославянский», но мы же как раз о ту пору на филфаке, мягко говоря, третий раз пересдавали старославянский ензыкъ… И теперь дегенерат О.Ф. решил реабилитировать этот опальный денатурат!

Мы еще не допили, так как возникли проблемы с запивкой и закуской, и тут — пришли мужики, взяли четыре бутылки того же самого на троих и тихо, без эмоций и закуски и запивки, усидели их.

Выходишь на свет божий из этого «Погребка», подвальчика, подземелья, андеграунда и совсем непонятные и неприятные ощущения — как будто в другой мир попал: какое-то солнце, пекло, гул, вонь, какие-то люди куда-то спешат, суетятся, якобы что-то делают архиважное — в масштабах Вселенной, я бы сказал, — и надо вроде как тоже делать нечто общественно полезное… Тьпфу, блять! плюнуть и растереть! Когда есть еще деньги, я всегда почти возвращаюсь назад — в недра. Здесь совсем другое: дым, полумрак, прохлада, запах еды, вина и пива, никто никуда не спешит и даже всем своим видом не внушает ни малейшего намека на социально и космически значимые деяния. Просто сидят как люди, пьют дешевую разбавленную водку, такое же пиво, едят чуть заветренные бутерброды из несколько грязноватой посуды, курят «Приму» или «Космос» с изображением чертей, стряхивают пепел в освободившиеся тарелки, и этим элементарно, без всякой помпы и многозначительности, довольны. И куда ни повернись - как будто зеркальное отражение твое: сидит и пьет, и курит, и в меру выпитого всем доволен. А зайди в заведение чуть (я подчеркиваю: чуть!) покруче и тут ты уже увидишь не просто людей, однородных братьев друг другу по разуму и несчастью, а несколько социально-сексуальных категорий: бычье ебаное, пидоры хуевы, блядство ресторанное, сельпомасса дубовейшая и блядство от сельпомассы — последнее вообще просто шик-модерн! (Не подумайте, что я так уж не люблю людей… людей — в принципе люблю… (см. выше).) Орет попса (не просто играет, но именно оглушает, чтобы не было задушевного разговора, а были только пьяные истерические выкрики), все пляшут под нее, танцуют парами (вообще остро чувствуется разделение по половому признаку), жрут и пьют, изображают какое-то безудержное веселье, в общем-то не соответствующее жизни нашей, и чрезмерное опьянение, курят в коридоре сортира и там же зажимаются и снимаются - и всем своим видом громогласно, чистосердечно-нагло заявляют: я отдыхаю, я крут, хоть и не очень, но хоть так-то (есть и похуже лохи и бомжи, которые, например, по рыгаловкам сидят), мне надо расслабиться, развеяться, оторваться, заняться… — будет что завтра всем порассказать! — а иначе для чего вообще жить?!.

Это понятно… Одно плохо, что и в простых пивнухах всегда и неизменно играет Миха Круг или Вано Кучин (раз мы с Сашей Большим зашли в рыгаловку — никого нет, только мы, тишина, хорошо, думаем про себя, заказываем и тут нам включают шансончик!). Ты совсем уходишь в этот мир, погружаешься в его хтонические глубины (физически уходя в состояние скотского опьянения, конечно) и совсем забываешь о мире том, внешнем, где солнце и вся фигня — и даже не можешь себе его тут вообразить… Коммунизм, жизнь в катакомбах Уэллса после ядерной катастрофы, подземелье Франкенштейна и Ко, инфернальный культ лунного Диониса… Тот прежний мир в блеклых обрывках воспоминаний кажется абсурдом, только что пригрезившимся кошмаром, чтобы развеять остатки которого надо сразу выпить… А тут вклинивается эта падаль со своими «понятиями», «фраерами», «ляврами» и «централами» - и все насмарку! Или какой-нибудь заблудивший пасынок, насмотревшийся посредством электронно-лучевой трубки всякой америкосной и неороссосной погани, начинает ее воссоздавать как само собой разумеющееся прямо здесь, в святая святых всех маргиналий. Это возмутительно! Саша Большой, неужели ты будешь на это смотреть! Здесь необходимо, я думаю, проигрывать шарманку, как в старые добрые времена (примечание: «шарманкой» мы именуем «Cannibal Corpse» и ему подобных; можно еще огласить и «Slayer» и «Г.О.»), тогда реальность исчезнет (по крайней мере, из нашего мозга) навсегда (или, по крайней мере, на один-два дня, что тоже не каждому дается).

***

Понятно, что библиотека на сегодня отменялась, вместо нее завязывалась небольшая пьяночка (литра на полтора-два).

Алексей А. Шепелёв. ECHO. — СПб.: Амфора, 2003. — С. 250–257.

Комментарии читателей

Всего комментариев: 2
Сергей З. (Москва)
31.10.2009 20:09
насос!
Кому интересно,
есть страничка "ОЗ" на Last.FM
и клуб Вконтакте.
Марта (Тамбов)
03.11.2009 15:10
А именно:

Общество Зрелища вКонтакте

Вы можете оставить свой комментарий:

*Ваше имя:
E-mail:
Страна, город:
*Комментарий:
* :

* - обязательно для заполнения
Ваш E-mail будет доступен только администратору сайта.


Мы используем технологии, такие как файлы «cookie», которые обеспечивают правильную работу сайта.
Продолжая использовать сайт, вы даете согласие на обработку файлов «cookie». 152-ФЗ «О персональных данных». Принимаю