tambovlib@gmail.com
тел: (4752) 72-77-00

Вторник, среда, пятница: с 10:00 до 19:00
Четверг: с 11:00 до 20:00
Суббота — воскресенье: с 10:00 до 18:00
Выходной день: понедельник

Издания библиотеки

Андрей Литовский
Ночной штурм

В 1920 году в Тамбовской губернии вспыхнуло восстание против продовольственной политики большевиков — военного коммунизма и продразверстки, переросшее в полномасштабную крестьянскую войну. Тамбовские крестьяне, спасая свои семьи от голода, отказались сдавать зерно и начали свергать в своих селах Советскую власть.

Командование почти безоружной и необученной крестьянской армией, обрекая себя на верную гибель, принял бывший начальник Кирсановской уездной милиции Александр Степанович Антонов.

Война тамбовских крестьян с большевиками и Красной армии продолжалась более года. За это время Советской властью были уничтожены десятки тысяч мирных жителей, навсегда исчезли сотни сел и деревень, репрессии продолжались десятилетиями. Сама губерния была упразднена и разделена на несколько частей, в каком-либо индустриальном развитии ей было отказано, а население сократилось в три раза. Но именно благодаря Тамбовскому восстанию большевики были вынуждены отказаться от политики военного коммунизма, в результате чего от гибели спаслись миллионы человек. А сама идея мировой революции и ее движущей силы — союза рабочих и крестьян — осталось только в умах некоторых руководителей советского государства.

Одним из самых драматических эпизодов крестьянской войны и без сомнения ее поворотным моментом был захват села Рассказово и полнейший разгром защищавших его частей Красной армии. Рассказово было не просто крупнейшим селом Тамбовщины (в 1915 г. в нем уже жило более 19000 человек) — оно по количеству своего населения и площади превышало большинство уездных городов губернии, являясь ее промышленным и ремесленным центром. Количество рабочих на одной Арженской суконной фабрике превышало число рабочих во всем Тамбове и Тамбовском уезде (данная фабрика по промышленной переписи 1918 являлась крупнейшей суконной фабрикой России).

В Рассказово также располагался штаб 2-го боеучастка, осуществлявший руководство боевыми действиями против восставших на территории нескольких тысяч квадратных километров. Всего подобных боеучастков в Тамбовской губернии находилось шесть (и два за ее пределами). Рассказово защищал военный гарнизон общей численностью 1200 человек (не считая местных сил из милиции, ЧК и мобилизованных советских служащих), в который входили 7 рот пехоты 2-го полка ВЧК, полубатарея из двух трехдюймовых орудий, автопулементный взвод на грузовике (всего на защите села находилось 16 пулеметов), коммунистический батальон (в некоторых документах и воспоминаниях именуется 12-й коммунистической ротой), отряд ЧОН, штаб бригады 3-го Волжского Военного Округа со всеми командами, соединенный с Тамбовом постоянной телеграфной связью. Наличие в селе множества каменных зданий при их грамотной обороне делало любые попытки захвата Рассказова невозможными, учитывая катастрофическую нехватку у антоновских партизан артиллерии.

У самого Антонова в это время дела были плохи. После отмены продразверстки и объявления амнистии приток добровольцев в его полки практически прекратился, началось дезертирство. В конце марта 21 года обе его армии потерпели существенные поражении. Части 2-й армии Антонова к северу от Тамбова попали в окружение и прорвались потеряв 500 бойцов и бросив два орудия. И если Антонову быстро удалось восстановить боепособность своих отрядов, то части его первой армии, разбитые в Борисоглебском уезде так и не смогли до конца восстановить свои силы.

Самым боеспособным полком 2-й армии на тот момент являлся 14-й Нару-Тамбовский или Хитровский полк под командованием уроженца села Хитрово Матюхина Ивана Сергеевича. Он не участвовал в северном походе, а во второй половине марта занимался окончательным формированием своего полка. До этого момента Матюхинские эскадроны (Хитровский, Верхнее-Спасский и Нару-Тамбовский) находились в формальном подчинении 3-го Кирсановского полка, однако по численности они превышали этот полк, да и действовал Матюхин почти всегда самостоятельно. После сдачи в середине марта красным 14-го Архангельского полка Матюхин получил добро на создание отдельного номерного полка, численностью более чем 1000 человек.

Матюхинская разведка «по-соседски» была прекрасно осведомлена как о боеспособности Рассказовского гарнизона, так и о настроениях населения царивших в селе, и снабдила Антонова всеми необходимыми сведениями.

А обстановка в Рассказово сложилась очень напряженная. После революции фабрики закрылись и тысячи рабочих и их семей остались без средств к существованию. Начавшаяся продразверстка нарушила товарообмен и рассказовцы не могли в достаточном количестве приобретать продукты. Сами они практически сельским хозяйством не занимались, и являлись, что называется настоящим пролетариатом. С началом восстания снабжение Рассказово продуктами и вовсе прекратилось, жителям окрестных сел стало не до того.

Разместившиеся в селе воинские части на довольствии не находились. Им было предписано снабжать себя продуктами за счет местного населения. Рассказовцы и без того голодали (норма снабжения хлебом уменьшилась в 12 раз), а теперь еще у них и отнимали остатки продуктов в пользу красноармейцев. Пользуясь своей властью они беззастенчиво грабили селян. И хотя наиболее зарвавшихся бойцов жестоко наказывали, общей ситуации это не меняло. Надо сказать, что продовольствие в Рассказово имелось. Здесь находились огромные хлебные амбары и множество самых разнообразных складов, в которые свозились как продукты питания с окрестных сел после военных рейдов и зачисток, так и иное имущество.

В селе несколько раз проходили митинги и забастовки на предприятиях, с требованиями улучшить снабжение населения и открыть фабрики, что служило поводом к неоднократному введению на них военного положения. Многочисленные аресты за участие в контрреволюционной деятельности и подготовке мятеже (была изъята даже подпольная типография) общую обстановку не улучшали.

Недовольство местных жителей усиливалось с каждым днем и никакие агитационные методы, разъяснительная работа и беспартийные съезды не помогали. На фоне этого население Рассказово охотно сотрудничали с антоновцами, снабжая их необходимыми сведениями. Поэтому, когда в окрестностях села появились многотысячные отряды Антонова красноармейская разведка никакой информации об этом не получило. Так рушился еще один идеологический коммунистический миф о том, что восстание поддерживали только зажиточные крестьяне, а все остальные, в том числе и пролетариат (куда и относились Рассказовцы), были настроены решительно против.

Оборона Рассказово красными была организована отвратительно. Командиры и их подчиненные квартировали в разных местах в частных домах, огневые пулеметные точки на наиболее опасных для вторжения местах отсутствовали, караулы и посты не выставлялись. Командование просто не ожидало что Антонов сможет решится на захват такого огромного населенного пункта, как Рассказово. Тем более что по губернии в очередной раз объявили о полном мартовском разгроме основных сил Антонова, а разведка сообщала, что остатки его отрядов находятся далеко — по одним данным в районе Сампура, по другим в районе Инжавино.

Антонов обо всем этом был прекрасно осведомлен и решил воспользоваться. Тем более он знал, что в селе на ближайшие дни намечена очередная антисоветская стачка фабричных рабочих и был уверен, что население окажется не на стороне красных. Кроме того перед ним встала необходимость во чтобы то ни стало поднять боевой дух своих потрепанных отрядов и пополнить их трофейным оружием. Захват Рассказово назначили в ночь на 11 апреля 1921 года.

Антонов решил вести штурм села с трех сторон (тем самым страхуя свои наступавшие отряды от возможного сопротивления на отдельных участках атаки) — через Мальщину и Чибизовку, со стороны В-Спасского и Тулян; на центр, через базар и Осетров буерак (в районе ул.Братской) и через Арженку, с бывшей фабрикой братьев Асеевых.

10 апреля повстанческие части в количестве около 5000 сконцентрировавшись в окрестностях с.Трескино, Кирсановского уезда выдвинулись в сторону с.Курдюки (Ново-Никольское) и оттуда к вечеру того же дня подошли к Рассказово с южной и восточной стороны. Основные силы Антонова заняли район от села Пичер до хутора Бездушный куст и стали штабом в д.Курбитчино. Полк Матюхина с приданными ему отрядами расположился в районе д. Б. Туляны.

За пару часов до штурма антоновцы устроили шумную провокацию в соседнем селе Н-Спасское, защищаемом двумя красноармейскими ротами. В темноте в село вошел один из отрядов повстанцев, устроив стрельбу, и хотя особой угрозы захвата не было, Н-Спасский гарнизон запросил помощи, в результате чего им выслали дополнительную роту. Как ни странно налет на Н-Спасское, лишь убедил Рассказовское командование в отсутствие у антоновцев сил для атаки на крупные населенные пункты и никаких мер по усилению боеготовности оно не предприняло.

В предрассветных сумерках 5000 повстанцев (по оценкам красных) пошли на штурм Рассказово. Матюхин повел наступление на Рассказово по обоим берегам р.Лесной Тамбов, чтобы в с фланга атаковать пулеметные гнезда и части красных расположившиеся на высоком правом берегу реки. Выбранная тактика увенчалась полным успехом ни пулеметчики, ни пехота не успели оказать сколь бы то ни было серьезного сопротивления, просто проспав начало атаки. Ворвавшись в село и переправив часть своего полка через реку по Тулянскому мосту Матюхин атаковал здание Рассказовского ЧК, находившееся в доме купцов Казаковых (здание бывшей 14-й школы) и освободил заключенных филиала Сампурского концлагеря (среди которых в основном были родственники и земляки его бойцов), содержавшихся в бараках солодовенного завода тех же купцов Казаковых.

Чекистам удалось организовать довольно сильное сопротивление, однако бившие на узких улицах пулеметы какого-либо серьезного урона нападавшим не причинили. Пули лишь залетали в окрестные дома, где появились первые убитые и раненые среди местных жителей. Поняв невозможность противостоять длительной осаде в отсутствии необходимых подкреплений и достаточного количества боеприпасов, чекисты отступили извилистыми переулками к его западной лесной окраине.

Далее Матюхинцы продолжили наступление на центр села через Рассказовскую волостную управу и Анисьевский винокуренный завод. Часть его отряда наступала через Мальщину с суконной фабрикой и Белую Поляну с кожевенными заводами, складами обуви, обмундирования и конской упряжи. На здании бывшего дома пионеров — молоканской молельни построенной Желтовыми — и сейчас видны многочисленные следы от пуль.

По воспоминаниям старожилов, захватив мальщинскую суконную фабрику матюхинцы бросились искать ее руководство, успевшее покинуть свои дома и предприятие. Спасаясь от преследования, несколько человек забежало в дом, в котором проживала выселенная из своей усадьбы жена бывшего земского начальника Е.И.Полторацкая и попросили убежища. Екатерина Ивановна спрятала их под огромный стол, стоявший посредине комнаты, накрытый спускавшейся до пола тяжелой скатертью. Хозяйка дома быстро протерла пол и перевернула измазанный грязью половик. Вошедших в дом повстанцев Полторацкая встретила сидя за этим же столом. Не дав сказать им не слова, пожилая дворянка велела снять головные уборы, перекреститься на образа и разуться. Ошеломленные бойцы лучшего антоновского полка, переминаясь и с трудом подбирая, слова спросили о сбежавших фабричных, осторожно попросили осмотреть дом, и бегло заглянув в комнаты, ушли. Так мальщинские коммунисты были спасены от неминуемой расправы женщиной, которую они несколько лет назад выгнали из своего дома.

Сам Антонов во главе своих лучших полков атаковал красноармейцев охранявших село со стороны базара в районе нынешней улицы Братской, где еще с осени 1920 года были вырыты оборонительные окопы. Красные командиры вновь не смогли и не успели оказать организованного сопротивления и руководства боем, некоторые из них дезертировали. Бойцы сражались каждый как умел. А большинство из них просто бежало, не выдержав кавалерийского натиска повстанцев, либо сдалось в плен. Артиллеристы успели навести одно орудие на окраину села и сделали несколько выстрелов, но видя общее бегство пехоты и появившихся с фланга кавалеристов, бросили орудие и бежали.

Кстати, во время атаки на Рассказово перед повстанцами первой встала сельхозартель (коммуна) «Пчелка», располагавшаяся в бывшем имении Булгакова А.М. (сейчас здесь ул. Плодопитомник). Советские идеологи уже в послевоенное время придумали жуткую историю о том, что антоновцы вырезали всю артель, включая женщин и детей. На самом деле это всего лишь очередной коммунистический миф. На момент штурма работников в артели было мало — еще не сезон, да и жили они почти все в самом селе. В итоге погибло несколько коммунистов и их активных сторонников из числа руководства артелью, включая ее председателя.

Прорвав восточную линию обороны и разбив красных, Антонов атаковал центр села, который защищал специальный Коммунистический батальон и отряд ЧОН, располагавшийся в здании нынешней 8-й школы. Но здесь уже не получилось даже чего-то отдаленного похожего на бой — среди Рассказовского гарнизона началась банальная паника. Красные бежали, часть коммунистического батальона с оружием сдалась в плен, а помощник его командира Петр Зиновьевич Слюняев перешел на сторону антоновцев. Ворвавшись в центр села Антонов захватил почтово-телеграфную контору и местный архив, в котором по селам и волостям на территории боеучастка были собраны списки жителей, подозревавшихся красными в бандитизме и соучастии восставшим.

Отряду, наступавшему через Арженку, в бою участвовать не довелось. Наступая вдоль извилистого русла полевого ручья повстанцы подошли незамеченными к бывшей Асеевской суконной фабрике. Однако данная внезапность им и не потребовалась — охранявший фабрику отряд, набранный из местных рабочих, сопротивляться не стал (как и охрана других рассказовских предприятий), а наоборот, впустив антоновцев в корпуса и склады своего предприятия, принялся с энтузиазмом растаскивать фабричное имущество. Скоро по селу скакали всадники с рулонами сукна, разбрасывая его в разные стороны. А на захваченной Мальщинской суконной фабрике партизаны оставили расписку от имени Антонова, что часть фабричного имущества реквизируется в связи с военной необходимостью.

Бой в селе продолжался менее часа. Рассказово было полностью захвачено. Красные бежали в лес, либо сдались в плен. Сопротивлялись лишь два десятка штабистов, запершиеся в двухэтажном каменном здании штаба боеучастка, размещенном в здании двухклассного земского училища (бывшая школа № 6), на западной окраине села. Антонов тратить силы на штурм не стал, предпочтя собирать трофеи и выводить свои части из села, справедливо полагая, что скоро сюда нагрянут свежие подкрепления.

Не удержался Антонов и от широкого жеста — по словам писателя Николая Вирты он привез в село подводы с хлебом и стал раздавать его всем желающим. Также он дал возможность местным жителям беспрепятственно разграбить все рассказовские склады и предприятия. А захватив большие суммы денег в разных волостных учреждениях антоновцы их просто раскидали по селу.

Советская пропаганда приписала антоновцем повальные грабежи и мародерство в Рассказово, что за исключением, может быть, отдельных случаев не соответствует действительности (повстанцы потаскали продовольствие в некоторых семьях коммунистов и их укрывателей). Да и в селе, где уже полгода части Красной армии фуражировались за счет местного населения и грабить-то было нечего — на жителей по докладам властей приходилась двенадцатая часть от необходимого продовольствия. Антонов же грабежи и мародерства в отношении кого бы то ни было запрещал, уличенных в них жестоко карали. В подчиненных непосредственно себе полках он установил твердую дисциплину, в них действовал свой военный устав и полевые суды.

Спустя много лет старики, ставшие свидетелями налета, рассказывали, например, и такую историю. Когда Антоновские полки, растянувшись на несколько верст, с огромным обозом покидали село по Большому порядку, местные жители вышли посмотреть на это. Один из повстанцев заметив на руке, стоявшей у дороги женщины золотой перстень, направил своего коня к ней. Подъехав и взяв женскую руку, он отрубил ей шашкой палец и, сняв с него перстень, бросил обрубок в грязь, после чего преспокойно поехал дальше. В толпе поднялся шум и крик. На шум от колонны отделился всадник, одетый в военную форму, догнал мародера, молча выстрелил ему в голову и исчез среди повстанцев. Сопровождавшие его конники, бросили мертвое тело на первую же телегу, отдали кому-то из селян перстень и быстро поскакали за ним. По толпе пошел шепот, что это был сам Антонов.

После разгрома красных местное население, натерпевшееся лишений за годы Советской власти начало повальное мародерство — жители тащили всё, что только могли. Антоновцы, несмотря на последующие рассказы советских идеологов в массовых грабежах не участвовали. Они спешили вывезти из села до прихода красных военные трофеи, своих раненых, пленных, а также искали по домам спрятавшихся коммунистов и активных сторонников Советской власти.

Захваченные трофеи были действительно богатые. В руки партизан попало 2 трехдюймовых орудия (одно из которых через сутки бросили), 369 снарядов, 11 пулеметов, 643 винтовки, 150000 патронов, 15 револьверов, 150 шашек, 59 лошадей 75 телефонных аппарата и 75 верст кабеля. Пулеметный грузовик сожгли.

Красные потеряли 337 человек убитыми и целый батальон пленными (которых через несколько дней антоновцы просто отпустили). Погибло полтора десятка командиров и руководителей разного звена, в том числе уполномоченный ЧК и заведующий политбюро. Мертвых красноармейцев, по воспоминанием очевидцев, хоронили в окопах на ул.Братской прямо так и там где они лежали (вместе с привезенными телами местных жителей, которых вовремя не опознали и не забрали их близкие).

Некоторые из бежавших в лес красноармейцев через несколько часов добрались до ст.Платоновка Ряз-Ур. ж/д и сообщили по телеграфу о захвате Рассказово. Не терял телеграфной связи с Тамбовом и штаб боеучастка (телеграфная линия была закопана в землю и лишь через несколько сотен саженей в лесу выходила на поверхность), в котором кроме всего прочего имелся и беспроволочный телеграф.

Первые сведения о захвате села поступили в губернский штаб уже в 7 часов утра. В штаб войск к командующему войсками Тамбовской губернии Павлову А.В. они попали лишь в 9 часов 30 минут. После этого были приняты срочные меры. В Рассказово по железной дороге и тракту спешно выслали военные части, а на само село совершила налет авиагруппа «Военно-воздушных сил войск Тамбовской губернии» из 6 боевых машин (однако в ходе первого же полета два самолета вышли из строя). Летчики в течение дня совершили 13 боевых вылетов, сбросив на Рассказово и его окрестности 200 кг. бомб и ведя активный пулеметный обстрел.

Позже летчиками сообщалось о сотнях убитых ими повстанцев, однако наземная разведка их информацию не подтвердила и даже примерные потери антоновцев установлены не были. Основной же авиаудар пришелся по простым сельским жителям, растаскивающим по своим домам брошенное местной властью добро.

К моменту авианалета восставшие уже покидали село, в котором всего пробыли около трех часов. Антонов с обозом и пленными ушел в восточном направлении. Матюхин фактически перед приходом красных отступил на юг, уведя за собой их основные силы. Имея хороших лошадей большая часть полка Матюхина скрылась в лесах за с.Ахтыркой. А красным пришлось гоняться за выставленным им своевременно арьергардом, рассевшимся в районе с. Алексеевки.

Вошедшие красные части устроили полномасштабную зачистку с арестами и расстрелами населения записанного в пособники бандитам и сжиганием их домов. Зарево от пожара над Рассказово хорошо видели жители ближайших сел. За каждого убитого властями было обещано расстрелять по 10 бандитов и их пособников. Расстрелы жителей проходили в разных местах. Основное место расстрелов и погребения казненных находилось в оврагах по берегам ручья Дунайчик (за нынешней ул.Юбилейной). Там в 80-х годах кто-то даже установил деревянный крест в память о своем погибшем предке. А еще несколько лет назад были живы люди, которых детьми родители ночью посылали в овраги искать среди убитых раненых, чтобы потом их выхаживать.

Сурово обошлось губернское командование и с руководителями Рассказовского гарнизона и штаба боеучастка, бездарно сдавшими село Антонову — все они были отданы под военный трибунал. Как позже выяснило следствие, и командный и рядовой состав гарнизона накануне налета просто пьянствовал. Руководить карательными акциями в Рассказово на заседании полномочной комиссии ВЦИК 16 апреля было предложено председателю Реввоентрибунала войск Тамбовской губернии Варману. В самом селе с 10 часов вечера вводился комендантский час.

Чтобы как-то оправдаться за свою бездарное поражение в Рассказово перед Ф.Э.Дзержинским, председатель Тамбовского губкома РКП(б) Б.А.Васильев (Гольберг) 15 апреля придумал ничем не подтвержденную историю, что к Антонову из Москвы приехали специальные люди-специалисты по поднятию боеспособности армии и захвату крупных населенных пунктов.

В.И. Ленин отнесся к захвату Рассказово чрезвычайно серьезно. Он прекрасно знал, что из себя представляет данный населенный пункт, о чем писал ранее в своих трудах. После данного события Ленин понял, что дела на Тамбовщине обстоят гораздо серьезней, чем ему докладывают и необходимо принимать срочные меры по ликвидации восстания. 21 апреля Ленин вызвал к себе М.Н.Тухачевского, для обсуждения способов борьбы с восстанием и предложил ему стать командующим войсками в Тамбовской губернии. Также по этой проблеме в Москву вызвали В.А. Антонова-Овсеенко, председателя Полномочной комиссии ВЦИК по борьбе с бандитизмом в Тамбовской губернии. 27 апреля на заседании Политбюро ЦК РКП(б) приняли решение о создании специально Тамбовской армии по борьбе с бандитизмом.

Таким образом, захват села Рассказово с разгромом 2-го боеучастка стал поворотным моментом в истории Тамбовского восстания, после которого на Тамбовщину прибыли прекрасно вооруженные отборнейшие войска Красной армии и огромный карательный аппарат, перебившие и разорившие значительную часть простого крестьянского населения.

Комментарии читателей

Всего комментариев: 2
Коновалов Виктор Федорович (дер. Дербень, Кирсановского района,г. Санкт-Петербург .)
17.11.2013 07:37
В 1921 году повстанцы штурмом пытались овладеть Кирсановом, но в Шиновских низовых лугах и в болотах были практически расстреляны в упор с возвышенностей и со зданий. В дер. Дербень сохранился кирпичный дом - штаб М.Н.Тухачевского и в 200 метрах от него (напротив по диагонали) такой - же кирпичный дом куда по ночам приходили А.С.Антонов и П.М.Токмаков. Там-же, в дремучих Дербенских лесах есть урочище - Погоди и Шамор (старое русло р. Вяжли) - это лесная база повстанцев, а сейчас там Воронинский заповедник.
Коновалов Виктор Федорович (дер. Дербень, Кирсановского района, г. Санкт-Петербург)
19.01.2014 08:58
Тамбовское восстание русских крестьян, на мой взгляд, было самым мощным из всех крестьянских войн в России. Оно буквально было задушено и задавлено тогда существующим правящим режимом. Все участники восстания (в том числе и несовершеннолетние, а их было очень много у Антонова) были расстреляны, высланы и преследовались всю жизнь. Вот с этого исторического момента и начался исход русского Тамбовского крестьянина из деревни. И современное катастрофическое вымирание, деградация и опустошение наших сёл и деревень, во многом обусловлены трагическими событиями тех давних лет и конечно не менее жертвенной во всех отношениях для русского крестьянства, Великой Отечественной войны.

Вы можете оставить свой комментарий:

*Ваше имя:
E-mail:
Страна, город:
*Комментарий:
* :

* - обязательно для заполнения
Ваш E-mail будет доступен только администратору сайта.


Мы используем технологии, такие как файлы «cookie», которые обеспечивают правильную работу сайта.
Продолжая использовать сайт, вы даете согласие на обработку файлов «cookie». 152-ФЗ «О персональных данных». Принимаю