tambovlib@gmail.com
тел: (4752) 72-77-00

Вторник, среда, пятница: с 10 до 19 ч.

Четверг: с 11 до 20 ч.

Суббота — воскресенье: с 10 до 18 ч.

Издания библиотеки

Андрей Литовский
Забытые тайны старой рукописи

Любой из тамбовских (а в частности Рассказовских) краеведов приступая к историческому исследованию ссылается на древний письменный памятник, а именно «Книги окладные новоселебным селам Танбова и Казлова городов нынешнего 1702 году». Фрагменты данных книг после перевода со старорусского письма были опубликованы в 39-м выпуске Известий Тамбовской ученой архивной комиссии в 1894 году. При чтении краеведческих работ, основанных на сведениях из «книг..», сразу бросается в глаза то, что почти всем упоминаемым в них селам исследователи ставят один и тот же год возникновения — 1702-й, чего в реальности быть не может. Каждое село возникало в свое время и по своим причинам. Заинтересовавшись этим вопросом я открыл ИТУАК № 39 и буквально с первых страниц понял, что никто из краеведов этих «книг» никогда не читал — все просто переписывали сведения друг у друга вместе с закравшимися ошибками.

После внимательного изучения и анализа старой рукописи, а также сравнения ее с другими архивными источниками того периода, можно сделать следующие выводы. Документы изложенные в «книгах» являются всего лишь сведениями об обложении ранее описанных сельских приходов денежной пошлиной (данью). Значительная часть данного письменного памятника утрачена — нет 6 листов в середине и отсутствует неизвестное количество листов в конце (так что если какое-то село в книге не упоминается, это еще не значит, что его на тот период не было). Цифра 1702 в названии является ничем иным как годом заведения данной книги. Вполне вероятно, что это ее не первая редакция и «книги» заполнялись, редактировалась, переписывались отдельными листами, из-за описания новых приходов при их возникновении или пересмотре величины налога в случае значительного роста села.

Документы внесенные в эту «книги» охватывают период от мая 1703 года до марта 1720 года, например, село Уварово обложено податью в 1719-м году, а Инжавино — в 1716-м. Помню, как в 2002 году началось повальное празднование трехсотлетий сел указанных в данных «книгах», причем никто не удосужился взять их, прочитать и посмотреть в каком году вводилась денежная дань для того или иного населенного пункта, чтобы своими глазами убедиться, что среди записей нет ни одной датированной 1702-м годом!! Естественно дата обложения села пошлиной не соответствует его фактическому возникновению — например с.Н-Спасское обложено по «книгам» в 1705 году, грамота же на его основание пожалована 18 сентября 1699 года, а «порозжая земля» отведена была в вотчину Переславль-Рязанскому Спасскому монастырю (владельцу сел Верхне- и Нижне-Спасского) еще в 1698 году.

У части сел, к сожалению, год их обложения пошлиной не обозначен, как, например, у села Пурсованья, Кирсаново тож (сегодняшний город Кирсанов). Возможно, он и не был указан в первоначальном архивном документе, либо его пропустили или не смогли расшифровать при переписывании сведений — тут уже надо изучать окладные книги в архивном подлиннике. А так как у других приходов год обложения данью имеется, датировать утверждение пошлины для всех остальных только 1702-м годом или по дате соседнего, совершенно неверно — этот год фактически может оказаться любым.

Теперь вместе с вами перейдем к чтению и еще раз повторно изучим самые важные сведения о селах нынешнего Рассказовского района, перечисленных в давно опубликованных окладных книгах. Всего там описано семь существующих и ныне населенных пунктов: Саюкино, Дмитриевщина, Нижне-Спасское, Коптево, Верхне-Спасское, Татарщино и Рассказово.

Первым в рукописи упоминается село Саюкино. С годом обложения прихода пошлиной — селу не повезло, он не указан, поэтому понять к какому времени относится его описание невозможно. На момент составления «скаски» в Саюкино числится два церковных прихода, это церковь Димитрия Солунского, со двором попа Леонтия и дьячком Стефаном Поповым и церковь Архистратига Божия Михаила, со двороми попов Мины и Трифона, а также двумя дворами дьячков. Наличие двух церковных приходов объясняется тем, что в 18-м веке будущие волостные села Саюкино (Михайловский приход) и Дмитриевщина (Димитриевский приход) считались одним единым селом Саюкино. Формальное разделение Саюкина и Дмитриевщины на два самостоятельных села произошло лишь к концу 18-го века. Количество крестьянских дворов в приходах не указано — так в Дмитриевском приходе записано лишь 24 двора детей боярских (дети боярские — мелкие землевладельцы, несущие службу у князей, бояр или церкви и получавшие за это поместья, в ходе сословных реформ 18-го века слились с дворянством) и пять дворов бобыльских, а Михайловском — 90 дворов детей боярских и три бобыльских. С жалования детям боярским платилась пошлина «с рубля по полуполтине». Церковные приходы облагались, судя по тексту, повторной пошлиной — «новым окладом», то есть прежняя дань была пересмотрена. Так что в архивах может где-то быть и более раннее описание Саюкина и Дмитриевщины.

Следующим в окладные книги попало нынешнее село Н-Спасское, на тот момент село Покровское, по наименованию церковного прихода. Обложение села Н-Спасского пошлиной происходило в январе 1705 года. Вот фрагмент документа: «Церковь Покрова Пресвятые Богородицы в Тамбовском уезде в новоселебном селе Покровском, в вотчине Спасова монастыря, что в Переславле Рязанском. У тое церкви два двора поповых» — как узнаем ниже одного из попов звали Романом. В селе находится 67 приходских крестьянских дворов. Количество дворов других жителей не указано. «Скаска» на село составлена местным попом Романом, и стряпчим Спасова монастыря Артемием Бохолдиным.

Далее содержатся сведения о селе Коптево: «Часовня Рождества Пресвятые Богородицы в новоселебном селе Коптеве». «У тоя часовни двор попа Леонтия .... Да приходу у той часовни пятнадцать дворов помещиковых, да восемь безпоместных» (дворян). Количество крестьянских и других дворов по селу не указано. Обложена часовня с дворами и землею денежной пошлиной 28 января 1712 года. Заканчивается всё строкой: «К сему окладу села Коптева Пречистенский поп Леонтий руку приложил». Слово «Пречистинский» здесь обозначает не какой-то самостоятельный приход, а еще одно имя Пр.Богородицы — Пречистая Дева.

Впервые упоминается в данных окладных книгах и современное село Верхне-Спасское, бывшее на территории Рассказовского района до революции 1917 года вторым по численности населения после Рассказова. «Часовня Покрова Пресвятые Богородицы в вотчине Спасова монастыря в селе Верхах». Обратите внимание, что часовня в будущем селе Верхне-Спасское освящена в честь того же праздника, что и церковь в с.Покровском (Н-Спасское), так как Верхи, принадлежали тому же Переслявль-Рязанскому Спасскому монастырю, что и село Нижне-Спасское. Позднее в Верхах (Верховке) построили церковь в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы (продолжающий тему праздников Пр.Богородицы, заложенную церковью Покрова Пресвятой Богородицы в с.Н-Спасском). Часовня же продолжала существовать до тех пор, пока не была разобрана в силу ее естественного старения. При В-Спасской часовне находился двор попа Василия. «Да в приходе к тоя часовни двор монастырской, да тритцеть деветь дворов крестьянских». Количество дворов других жителей также не указано. Пошлиной часовню и приход обложили 28 июня 1719 года. Интересно, что в документах 1-й ревизской сказки 1719 г. Верхи пишутся еще деревней, а в Скасках монастырских крестьян 1722 года Верхи именуются уже селом. На основании этого с большой уверенностью можно сказать, что часовня в В-Спасском выстроена как раз в 1719 году, во время проведения ревизии. А так как в более ранних документах прямых сведений о Верхне-Спасском пока не обнаружено, дату 9 июля 1719 года (по новому стилю к датам 18-го века прибавляется 11 дней) можно считать «временным» днем рождения села. Так что его жителям, ошибочно отметившим свое трехсотлетие в 2002 году, еще предстоит повторно отметить трехсот вековой юбилей в 2019 году. Как впрочем, и жителям села Коптево 8 февраля будущего года.

Имеется в книгах и еще одно село Рассказовского района — Татарщина. «Часовня Покрова Пресвятые Богородицы в новоселебном селе Покровском, Татаршина тож. У тое часовни двор попа Федора, да двор дьячка Максима Пантелеймонова .... Да в приходе к той часовне приходских людей того села жителей пять дворов новокрещенных из татар, семнатцать дворов крестьянских да три двора строятся вновь, да двенатцать дворов некрещенных татар». Даты обложения села пошлиной не имеется.

Однако в архиве хранится интересный документ о переписи 1710 года (РГАДА. Ф.1209. Оп. 1. Д.1146. Лл.63-84). По этой переписи в селе Покровском уже числится церковь Покрова Пресвятой Богородицы со священником Федором Петровым, да два двора дьячков — Карпа Тимофеева и Федота Яковлева (также в этой переписи упоминается переселенец из села Саюкино).

Эта перепись позволяет сделать вывод, что данные в изучаемые нами окладные книги вносились несколько ранее 1710 года, когда в Татарщине действовала еще часовня и был один дьякон, а не два. По той же переписи 1710 года в Покровском 20 крестьянских дворов (3 уже построены), 3 двора священнослужителей, 15 дворов «помещиковых» с дворовыми крестьянам, «помещиковых новокрещеных 5 дворов», «за мурзами крестьянских 8 дворов» и «8 дворов мурзинских и татарских».

Проливает свет перепись 1710 и на историю заселения Татарщины. Никакого многосотлетнего проживания татар в этом селе не было, просто в нем выделяли поместную землю для тех же служивых татар, да разрешали однодворцам-татарам (сами они в селе почти не жили) переводить свои жалованные крестьянские дворы из разных сел Шацкого, Рязанского, Керенского и Темниковского уездов. Как следует из той же переписи, крестьяне в тех дворах были русскими.

Вот и выходит, что татар в Татарщине по переписи 1710 года проживало 79 человек и поселили их там за верную государеву службу, а русскоязычного православного населения возрастом от одной недели в Покровском числилось 719 человек. Естественно процесс выделения земли татарам в селе продолжился и дальше. Все же остальные «истории» о происхождении и заселении Татарщины — не более чем легенды, которые в последнее время стали преподносить как непреложную истину.

Последним из «наших» сел в старой рукописи описывается Рассказово. Приведем эту запись полностью:

«л.910. Церковь святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова в Танбовском уезде в селе Богословском, Расказова тож. У тое церкви двор попа Стефана, двор попа Феофилакта, да два двора церковных дьячков.

Церковные пахотные земли по сказке того села попов Стефана да Феофилакта двадцать четвертей в поли, а в дву потомуж, сенных покосов на двадцать копен.

Да по досмотру и по счету Танбовского уезду села Кривополянья Никольского попа Хрисанфа, да домоваго подьячего Василья Ерина в том селе приходу двесте сорок пять дворов крестьянских, девять дворов бобыльских, всего 258 дворов.

Дани с того приходу по новому окладу положено на год платить пять рублев двадцеть четыре алтына с денгою, пошлин гривна, детям боярским на жалование с рубля по полуполтине, всего семь рублев шесть алтын с деньгою, за езды гривна, нищим гривна, полковым попам а подмогу гривна ж, —

А прежней дани было два рубля шесть алтын. И перед прежним прибыло дани пять рублев з денгою. К сему окладу села Богословского поп Феофилакт руку приложил.».

К большому нашему разочарованию год обложения Рассказовского прихода пошлиной не указан. Однако, если судить по имеющимся в книгах датах обложения сел Тамбовского уезда, можно предположить, что произошло это где-то в 1716-1719 году. В пользу этой версии говорит и то, что в 1714 году (а также ранее в документах 1703 и 1699 годов) Рассказово еще дважды записывалось деревней Лесной Тамбов (см. РГАДА ф. 350 оп. 1, документ № 404, «Книга переписная дворцовых крестьян, служилых людей, церковнослужителей Рыбной пустоши, Верхоценской волости Тамбовского уезда», 1714 год.). При проведении 1-й ревизии в 1719 году Рассказово уже именуется как «село Лесной Тамбов, Рассказовщина тож». Таким образом, первая церковь появилась в Рассказово между 1714 и 1719 годами, а никак не раньше, как писалось во всех уже опубликованных работах краеведов.

Интересно посчитать и количество населения, проживавшего в Рассказово в тот период. Как видно из записи в окладных книгах в приходе находилось 262 двора крестьян и церковнослужителей (некоторые краеведы почему-то забывают про церковные дворы и пишут только цифру 258). Количество же дворов детей боярских, дворян и других служилых людей не указано. Также непонятно сочтены ли дворы только в самом Рассказово или эта цифра относится ко всему приходу, вместе со дворами крестьян и мелких помещиков на левой стороне Лесного Тамбова (современная Мальщина). Как бы то ни было, все эти дворы расположены на территории нынешнего города, поэтому возьмем ту самую ревизскую сказку 1719 года и пересчитаем жителей.

Из этой сказки узнаем, что всего дворов на тот период в селе числилось 209 из низ 3 принадлежали церковникам: попу Феофиланту Харитонову (указан и в окладной записи), попу Василию Трифонову (его нет) и попу Степана (также как и окладных записях его фамилия не указана), у которого проживает пономарь Исай Иванов с семьей. В итоге вышло, что количество крестьянских и церковных дворов уменьшилось, а священников стало на одного больше. Не будем ломать голову над этим вопросом — священнослужителей часто переводили с места на место, а переписчики почти всегда относились к своей работе не совсем добросовестно, как из-за банальной лени, так и по корыстным мотивам. Нас интересует другое — в этих 209 дворах проживает 1349 душ мужского пола! И это без учета малолетних детей до двух лет и женщин, которых всегда было больше чем мужчин. В итоге у нас получается, что в Рассказово к концу второго десятилетия 18-го века проживало никак не менее трех с половиной тысяч человек (в 262 крестьянских и церковных дворах, а также в пока неизвестном нам количестве дворов дворян и служилых людей)!!! Село по тем временам было просто огромным!

И выросло он чрезвычайно быстро. В окладных книгах указано, что дань против бывшей ранее выросла в три раза. Из чего следует, что некоторое время назад Рассказово уже облагалось пошлиной, которую позже пришлось пересмотреть из-за увеличения прихода. Жаль, что в нашем распоряжении нет ни записей предыдущей переписи, ни даже указания на время ее проведения. Можно лишь предположить, что проводилась она около 1704 года, во время первого массового переселения (или незадолго до него) в Рассказово дворцовых крестьян из подмосковных уездов. Хотя не приходится сомневаться, что таких переселений было несколько, а значит, перепись жителей и увеличение пошлины могло происходить не один раз.

Более о никаких селах Рассказовского района в старой рукописи не упоминается. Населенные пункты с «Рассказовскими именами», такие как село Никольское или Керша, находятся сейчас в соседних районах. Описанное в «книгах» Никольское — сегодня является одноименным селом в Знаменском районе. Именно в нем в числе первых жителей числилось несколько десятков солдатских семей. А Рассказовское Никольское образовалось к середине 18-го века, и именовалось селом Никольское, Завидово тож. Обозначенное село Керша (или по имени храма Троицкое) находится сейчас в Бондарском районе. Рассказовская Керша ранее именовалась Лупиловкой и обзавелась церковью незадолго до первой мировой войны.

Прочитав все что написано выше, внимательный читатель может мне возразить: «А ведь в книге Б.И.Юдина „Село Хитрово — страницы истории“, 2003 г., говорится что в окладных книгах 1702 г. упоминается еще и село Хитрово». И да, действительно Юдин написал, что первое упоминание о Хитрово помещено именно в рассматриваемом нами документе. Но к разочарованию жителей этого села, скажу что речь в древней рукописи шла совершенно о другом населенном пункте, а именно о нынешнем селе Княжево (Богородицкое), Знаменского района. На самом деле возраст Хитрово на несколько десятилетий меньше заявленного Юдиным и изложенные им сведения ошибка.

Чтобы Вы сами могли в этом убедиться подробно разберем следующие несколько абзацев из книги Юдина, напечатанные на 7-й странице:

«Первое документальное упоминание о с.Хитрово встречается в записях окладных книг духовной епархии и относится к 1702 году. На одной из страниц имеется такая запись:

„Церковь Казанской богородицы в новоселебном селе Нару-Тамбов. У тое церкви двор попа Сафрония... Да в приходе к той церкви в том селе и за речкой Нарутамбовом, в приходских деревнях, девять дворов помещиковых возле дворов крестьянских, 16 дворов иноземцев черкасов (украинцев), двор вдовий, двор мельников“.

В период возникновения село имело иное название, чем сегодня, и это было характерно для многих сел тамбовского края. Вначале это была деревня Нару-Тамбов, по названию реки, затем, после постройки церкви стало именоваться село Никольское»

Пожалуй, мы не будем придираться к фразам типа «духовной епархии», хотя такого названия и не существует, а есть Тамбовская Епархия и духовная консистория, а перейдем сразу к сути.

Перечитайте еще раз фразу в последнем абзаце: «Вначале это была деревня Нару-Тамбов, ..., затем, после постройки церкви стало именоваться село Никольское» и подумайте, а куда же вдруг внезапно исчезла церковь Казанской Богородицы, из абзаца предыдущего? Как могло село с Богородицкой церковью вдруг получить имя Никольское и почему? Никольским оно могло стать только после постройки Никольской церкви (какая и была в Хитрово) и никак иначе. Или может Богородицкий храм вдруг превратился в Никольский? Такого случиться просто не может — раз построенная в селе церковь таковой остается навсегда, даже выстроенный позже на замену предыдущему храм освящается в честь того же самого престольного праздника. Никогда в селе Хитрово не существовало Богородицкой церкви — а была она в селе Княжево. Уже и по этому предложению становится ясно, что изложенные Юдиным факты не соответствуют действительности. Однако продолжим.

Также непонятно на основании чего Юдин пришел к выводу, что упоминаемый в «книгах» Нару-Тамбов стал впоследствии селом Хитрово? Ведь поселений с таким название существовало не менее пяти: это Нару-Тамбов — Княже-Богородицкое, Нару-Тамбов — Хитрово, Нару-Тамбов — Пречистинский буерак, Нару-Тамбов — Савинка, Нару-Тамбов — Ковальская. Почему же автор решил, что в рукописи описано именно Хитрово, а не, скажем, Савинка? Почему про другие поселения с именем Нару-Тамбов он не упоминает? По-видимому, настоящий ответ известен только ему самому.

А теперь самое интересное. Приведем полностью описание Богородицкого прихода из той самой старинной рукописи. Те слова, которые по «непонятным» для меня причинам Юдин вычеркнул (скорее всего, они просто мешали его историческому «открытию» и делу «состаривания» села Хитрово), выделим другим шрифтом и внимательно изучим. Снова откроем 39 выпуск Известий Тамбовской ученой архивной комиссии, 1894 года, и на странице 291 прочитаем:

Церковь Пресвятые Богородицы иконы Казанския в новоселебном селе Нарутанбове. У тоя церкви двор попа Софрония, церковные земли помещиковой дачи князя Григория Ивановича Волконского по десяти чет. в поли, а вдву потомуж, сенных покосов на пятдесят копен...

Вот и появляется владелец села Нару-Тамбова князь Волконский, по титулу которого село Богородицкое получило второе имя Княжево, а вся волость наименование Княже-Богородицкой. Не кажется ли вам странным, что такая известная личность нигде и никогда в связи с историей с.Хитрово не упоминается? А он и не мог упоминаться, так как не имел к «нашему» Хитрову никакого отношения, в отличии от «своего» села Княжево. Вычеркнут же из абзаца князь Волконский был только потому, что мешал предложенной Юдиным версии. Читаем документ дальше:

...Да в приходе к той церкви в том селе и за речкою Нарутанбовой и в приходских деревнях в Царевке...

Ух ты! Царевка появилась! А ее-то почему вычеркнули? Да потому, что и она никак не вписывается в историю возникновения Хитрово, так как расположена от него аж в 23 километрах, и между ней и Хитровом еще два престольных села Княже-Богородицкое и Коптево (Сухотинка в документе не упоминается и мы ее вспоминать не будем). Так как же Царевка могла попасть в Хитровский приход «перепрыгнув» через Княжево (6 км до Царевки) и Коптево? Да она туда никогда и не попадала! В приход всегда входили только ближайшие к церкви деревни, а не расположенные через несколько сел. Такого никогда и нигде на Тамбовщине не было и быть не могло! Поэтому и помешала Царевка автору и тоже оказалась вычеркнутой. Кстати, и за рекой у Хитрово никаких деревень не имелось, в отличии от Богородицкого, у которого под боком находились Ртищевский Поселок, Пречистинский буерак и другие поселения, названия которых давно забылись. Да и расположено Хитрово по обеим сторонам реки, а не на одной, как Богородицкое, о чем и в документе имеется оговорка: «...в том селе и за речкою Нарутанбовой...). Продолжаем читать:

... девять дворов помещиковых, возле дворов крестьянских, шестнадцать дворов иноземцев черкасов, двор вдовий, двор мельников, дани с тоя церкви с дворов и с земли положено на год платить рубль шесть алтын, 4 денги, пошлин гривна, детям боярским на жалованья с рубля по полуполтине, всего рубль шестнадцать алтын 4 денги, за езды гривна, нищим гривна-ж, обложена в 712 году генварь 28 дня.

Ой! А куда же исчез, заявленный в первом абзаце, списанном мной из книги Юдина, год основания Хитрова — 1702-й и появилось какое-то 28 января 1712 года? Исчез он туда же куда и все остальное. Так как 1702-й это не год основания сел, а всего лишь время начала ведения окладных книг, о чем было сказано выше. Да и сам 1712 год датой основания населенного пункта не является, это всего лишь время обложения с.Богородицкого, пошлиной, по ранее составленной «скаске». Само же село, естественно, основали намного раньше.

Вам еще мало? Вы еще сомневаетесь? Тогда немного продолжим и обратимся к документам Российского государственного архива древних актов (РГАДА). В этом архиве в 350 фонде хранятся ревизские сказки и прочие переписи крестьянского населения Тамбовщины в 18-м веке. Откроем документы 1-й ревизской сказки 1719 года и в документе № 3484 называемом — «Сказки о дворцовых крестьянах Верхоценской Рыбной пустоши, Залеской волости, монастырских, архиерейских и помещичьих крестьянах Тамбовского уезда» — прочтем: «Вотчины князя Григория Ивановича Волконского крестьяне сельца Богородицкого». Вот и появился вновь наш князь и его вотчина с.Богородицкое (Княжево)!! И нет здесь никакого Никольского-Хитрово, а лишь самостоятельное село Княже-Богородицкое. Полистаем, на всякий случай фонд дальше, дойдя до документа № 3498, «Книга переписная дворовых людей церковнослужителей, подъячих и других жителей Тамбова. Монастырских, архиерейских, помещечьих дворцовых крестьян и однодворцев Тамбовского уезду» (1722-1727 г.) и на обратной стороне листа 842 увидим: «село Богородицкое ..... всего 85 дворов. Памещик — князь Андрей Григорьев сын Волконский». Вот и снова встретилось село Богородицкое, только владеет им уже сын князя Григория Ивановича Волконского — Андрей.

Думаю, продолжать далее исторические изыскания бессмысленно, итак все предельно ясно. А что же делать с Хитрово (Никольским)? Оно-то когда появилось? Полистаем тот же фонд дальше и в документах уже 2-й ревизской сказки найдем: документ № 3502, «Книга переписная однодворцев, помещичьих, монастырских и церковных крестьян Завального, Залесского станов Тамбовского уезду» в котором на листе 340, датированным 1745 годом переписано «село Никольское, что было деревней Нару-Тамбовым. Помещика майора Егора Васильева сына Хитрова». Вот оно наше Хитрово! И возникло оно как раз в канун 2-й ревизии, в конце 1730-х, начале 1740-х годов (точнее пока установить невозможно, не все архивные документы еще обнаружены и прочитаны).

Что же у нас в итоге получилось? А вышло так, что известный Тамбовский краевед Б.И. Юдин совершил грубую историческую ошибку — не учтя ни одного из изложенных выше фактов, лишь по одному названию населенного пункта Нару-Тамбов — сделал неверный вывод о происхождении села Хитрово. На самом деле село Никольское-Хитрово (бывшая д.Нару-Тамбов) судя по имеющимся документам появилась незадолго до 1745 г. Описанное же в окладных книгах 1702 года с.Нару-Тамбов, перенесенное Юдиным в свою книгу как с.Хитрово, является ни чем иным как нынешним селом Княжево, Знаменского района, возникшим более 300 лет назад и называвшимся ранее селом Богородицким (а также бывшим центром Княже-Богородицкой волости Тамбовского уезда).

Честно говоря обидно, как за жителей села Княжево, у которых отняли часть их истории, так и за жителей с.Хитрово, которые ошибочно уже отметили 300-летие своего села. Неудобно и перед самой исторической наукой, которую приспособили для каких-то своих личных целей, скрыв одни документы и вычеркнув из других мешавшие слова. К счастью, история не медицина, и исторические ошибки легко исправить. Так что жителям с.Хитрово еще предстоит во второй раз отметить свое трехсотлетие, а жителям села Княжево заново изучить происхождение своего села.

Комментарии читателей

Николай Козадаев (Саюкино, рассказовский район) 18.03.2017 18:58
Хочется от всей души поблагодарить автора за его труды и ответственный подход к своему делу. Так как достоверность в изучении истории края и вообще истории в целом, является необходимым и чрезвычайно важным условием и налагает очень большую ответственность перед народом, временем и истиной...
Очень отрадно, что есть такие добросовестные специалисты, да ещё и наши земляки!

Храни Господь!


Вы можете оставить свой комментарий:

*Ваше имя:
E-mail:
Страна, город:
*Комментарий:

* - обязательно для заполнения
Ваш E-mail будет доступен только администратору сайта.